Кому Трамп не указ?

  1. Мусульманский контент третий месяц не сходит со страниц американской прессы и не перестает звучать в эфире. Информационным поводом послужили пассажи президента США Дональда Трампа, оглашённые им в период его предвыборной кампании, когда он, будучи кандидатом от Республиканской партии заявил, что в случае его победы проживающие в США мусульмане-иммигранты будут поставлены на регистрационный учет. Последовавший вслед за этим Указ о запрете въезда в страну гражданам Ирана, Ирака, Йемена, Ливии, Сирии, Сомали и Судана подлил масла в информационный огонь.

И, хотя речь шла об иммиграции из проблемных регионов и об иммигрантах, находящихся в стране без надлежащих документов, резонанс был столь же неожиданным, сколь безаппеляционными были речи кандидата в президенты.

А начиналось все так:

Вскоре после инаугурации президента Трампа 27 ноября 2016 года в три мечети в Калифорнии были подброшены подметные письма с предупреждением: «Трамп устроит вам то, что Гитлер устроил евреям». В последующие дни подобные письма с угрозой «геноцида мусульман» были распространены в пяти других штатах.

Их автор называл мусульман «Детьми Сатаны», а Трампа – новым городским шерифом», который «вычистит Америку от мусульман».

Вопрос, мог ли человек, относящийся с симпатией к избранному президенту и разделяющий его взгляды, сравнивать его с Гитлером, звучит риторически, но влечет за собой другие, ответить на которые сможет только время.

В те дни так прокомментировал ситуацию доктор психологии из Калифорнии, переводчик и исследователь мусульманского духовного наследия, шeйх суфийского ордена Мавлавийа Ибрагим Гамард, принявший ислам в 1994 году.

Ибрагим ГАМАРД: – В те дни газета Los Angeles Times процитировала заявление главы антитеррористического подразделения ФБР в Лос-Анджелесе Стефана Вулери. По его мнению подобного рода угрозы нельзя квалифицировать, как преступления на почве ненависти, поскольку в них не звучит прямая опасность насилия.

В свою очередь шеф департамента полиции Лос-Анджелеса Майкл Даунинг сообщил на пресс-конференции, что полиция пытается найти автора. «Подобные инциденты обычно влекут за собой преступления», – сказал он и напомнил о другом случае: в одну из мечетей Южной Калифорнии позвонил аноним и оставил на автоответчике сообщение, в котором звучала угроза убивать прихожан из ненависти к мусульманам.

К счастью, полиции удалось идентифицировать абонента. В октябре был произведен обыск в его доме, откуда были изъяты автоматическое стрелковое оружие и тысячи патронов. Злоумышленнику, который был освобожден под залог, может грозить до четырех лет тюрьмы, если суд признает его действие преступлением.

Так вот, у меня есть друг. Психиатр по профессии, он такой же новообращенный мусульманин, как и я. В течение нескольких лет он и члены его семьи были прихожанами упомянутой мечети. В конце октября его жена и трое детей отправились туда, чтобы поучаствовать вместе с представителями различных конфессий в мероприятии «Открытая мечеть».

Когда мой друг узнал, что человек, который угрожал массовым убийством мусульман, за несколько дней до того был выпущен под залог на свободу, а руководители мечети, зная об этом, скрыли данный факт от участников мерориятия, дабы избежать его срыва, к великому своему сожалению он решил больше не посещать эту мечеть, дабы избавить впредь себя и свою семью от возможных опасностей.

Впрочем, подобные опасения не чужды и полиции. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что в день проведения мероприятия «Открытая мечеть» по всему периметру дежурили машины спецназа на случай возникновения чрезвычайной ситуации.  

Тот факт, что такие же, исполненные ненависти письма были отправлены почтой и в мечети других штатов из Лос-Анджелеса, наводит на мысль: а не этот ли самый арестованный житель Калифорнии занимался их написанием и распространением? 

В марте прошлого года в интервью CNN Дональд Трамп заявил, что не видит различия между религией Ислама и исламским экстремизмом, поскольку трудно отделить одно от другого, а еще труднее понять кто есть кто в мусульманских общинах.

«Я думаю, что Ислам ненавидит нас», – сказал он. Хотя это и похожие заявления и послужили нагнетанию исламофобских настроений, они всегда существовали среди некоторой части американском общества в виде «повторяющейся паранойи», говорит шейх Ибрагим Гамард.

Ибрагим ГАМАРД: – Как психолог, оценивающий контекст американской культуры, на протяжении всей её истории я вижу присутствие настойчивой враждебности по отношению к представителям различных групп меньшинств, которых не воспринимают, как “настоящих американцев.”

Такие люди время от времени  воспринимались не иначе, как чужеродные элементы общества, исходя из их этнической принадлежности, языка, религиозных убеждений, политических взглядов и обычаев.

Существует повторяющаяся паранойя по поводу “внутренних врагов”. То есть, людей, которые, хотя и являются юридически американскими гражданами, но могут быть потенциально опасными для общества только потому, что они лояльны к “неамериканским” ценностям.

Вот и сегодня на мусульман в Америке всё чаще глядят с подозрением, безосновательно  приписывая им, в лучшем случае – скрытую симпатию к террористам, а в худшем – тайную причастность к террористическим группам.

В каком-то смысле это очень похоже на то, с какой опаской смотрели на левых политиков  в 50-х годах прошлого века, подозревая их в сочувствии коммунистам и даже в их возможном членстве в коммунистичекой партии, действовавшей по указке русских.

Такая же враждебность проявлялась и по отношению к американцам японского происхождения во время Второй Мировой войны, которые были отправлены в лагеря для интернированных, вопреки четким обязательствам перед американскими ценностями.

Это наблюдалось и по отношению к автохтонным жителям американского континента, которые были заключены в резервации после двух с половиной веков непрерывной войны, и по отношению к чернокожим американцам, которых подозревали в извечном заговоре “восстания рабов”  и которых по сей день некоторые “истинные американцы” считают потенциальными правонарушителями.

С таким же подозрением они относятся и к латиноамериканцам при их найме на работу, поскольку с их точки зрения они – “не совсем христиане”, а стало быть – потенциальные преступники.

Столь враждебные настроения вызваны ложными рассуждениями. Когда американцы читают или слышат о том, или ином инциденте, в котором представитель определеной группы меньшинства совершишил преступление в знак протеста против притеснения большинством (что само по себе уже политическое преступление), они приходят к следующему умозаключению: все члены конкретной группы меньшинства могут сочувствовать персоне, совершившей это преступление, следовательно, каждый представитель этой группы может быть опасным для общества, а посему все они должны быть ограничены в правах или изгнаны.

Тем не менее, реальность такова, что подавляющее большинство представителей всех меньшинств – законопослушные, лояльные и трудолюбивые граждане, которые рады возможности улучшить жизнь своих детей и своих собратьев.

По данным базирующегося в Вашингтоне Исламского правозащитного Центра CAIR  с начала президентства Дональда Трампа в стране участились случаи нападения на мусульман. Вместе с тем большая часть американцев решительно выступает в защиту прав иммигрантов, от экс-госсекректаря США Мадлен Олбрайт, заявившей о своей готовности стать мусульманкой в знак солидарности с иммигрантами, оказавшимися в трудной ситуации, до еврейской религиозной общины городка Виктория, что в штате Техас, вручившей прихожанам сгоревшей мечети ключи от своей синагоги.

«Американский народ очень гостеприимный и доброжелательный, я не верю, что он может измениться в одночасье, а всё, что сейчас происходит, не иначе, как следствие пропаганды», – говорит лауреат премии Грэмми продюсер Кави Александр, в свое время иммигрировавший в Соединённые Штаты из Шри Ланки.

Указ Президента США Дональда Трампа, временно ограничивающий въезд в страну граждан семи мусульманских стран, как предполагалось, должен послужить превентивной мерой по предотвращению терактов и преступлений террористической направленности. Насколько может быть эффективным указ, в который не вошли Египет, Афганистан, Тунис и др., на территории которых действуют «Братья-мусульмане», Талибан, Аль-Каида и другие организации, признанные террористическими? Этот вопрос мы задали приглашенному преподавателю Колумбийского университета в Нью-Йорке, стипендиату программы Scholar Rescue Fund- Harriman Insiıtute International Education Дмитрию Дубровскому.

Дмитрий ДУБРОВСКИЙ:Во первых, надо сказать, что представление, будто терроризм связан с определенной страной, оно само по себе довольно уязвимо просто потому, что увязывать это не логично. Вот и возникает вопрос – почему именно эти страны, а не другие? Во-вторых, это совершенно не гарантирует какой-либо безопасности. Как показывает практика, террористов в первую очередь следует искать среди собственных граждан. Это более очевидная тактика. К примеру, если вспомнить взрывы в метро в Британии – там были замешаны британские подданные и не было никаких иммигрантов.

Представление о том, что все беды связаны с иммиграцией, на чем сейчас играют все право-популистские лидеры от Трампа до партии Свободы в Австрии, оно совершенно общее. Мало того, что оно ксенофобское, оно еще и не соответствует действительности. Самая большая опасность всегда исхоит от  собственных граждан, которые настроены радикально. Нападение на мечеть в Канадском городе Квебеке, в результате которого шесть человек было убито, весьма, показательно. Это преступление совершил собственный террорист, а никакой не приезжий.

– Несмотря на то, что Россия не считается мусульманской страной, по численности проживающих там граждан-мусульман она занимает одно из первых мест в мире, на ее территории есть приверженцы и активные участники запрещенного тут «Исламского государства». Недавно в сети были опубликованы фотографии паспортов граждан Российской Федерации, воюющих в Сирии на стороне ИГИЛ. Ведь можно предположить, что члены ИГИЛ могут с легкостью проникнуть на территорию США из России и из стран СНГ. Разве не так?

Дмитрий ДУБРОВСКИЙ: – Я думаю, что разумное, рациональное зерно заключается в том, что уже давно вся террористическая деятельность строится на местной почве. Даже аль-Каида ведет свою деятельность через национальные ячейки. Теракты не происходят путем переезда террористов из одной страны в другую. Не говоря уже о том, что мы знаем, кто взрывал Бостонский марафон. Это были выходцы из Российской Федерации. Исходя из этой логики почему бы в таком случае и Российскую Федерацию было не включить в список Трампа? Мне кажется, для Трампа, как популиста,  важно было сделать понятные его право-консервативному большинству телодвижения, которые якобы обеспечивают безопасность.

– Как в таком случае могли бы предотвратить опасность террористической деятельности на территории США президенты Трамп и Путин, которые договорились о совместной борьбе против ИГИЛ? И если такая возможность существует без запрета въезда в США граждан России, почему нельзя было использовать этот опыт с правительствами семи перечисленных стран?

Дмитрий ДУБРОВСКИЙ:Умный политик и опытные спецслужбы не должны быть столь наивными, чтобы впускать граждан одних стран, и не впускать граждан других, хотя бы потому, что для террористов не представляет особого труда найти исполнителей из числа граждан других стран. Это вообще не гарантирует безопасности. А вот как раз ежедневная, сложная, тяжелая и рутинная служб безопасности с правительствами и спецслужбами всех стран могла бы помочь. Все эти массовые задержания мне очень напоминают поиск в России террористов в метро. Очень часто не на входе, а на выходе. Вот случился теракт в метро, а теперь предъяви, гражданин, документы и докажи, что ты не террорист и не экстремист.

– Многие журналисты, правозащитные организации США, общественность и даже некоторые государственные служащие не согласны с указом президента США, а многие считают его проявлением исламофобии. Вместе с тем министр иностранных дел Объединенных Арабских Эмиратов Абдуллах бин Зайед после встречи со своим российским коллегой Сергеем Лавровым в Абу-Дубаи официально заявил журналистам на пресс-конференции, что указ Трампа не является актом исламофобии, хотя бы потому, что он не касается большинства мусульманских стран.

Дмитрий ДУБРОВСКИЙ: – Ну то, что министр сказал, ему как министру страны, являющейся ближайшим союзником США, полагается так говорить, чтобы не обидеть большого политического соратника, но исламофобия, конечно же проглядывает. Как это часто бывает – исламофобия, скрытая под заботой о безопасности. У нас в стране, в России, например, этническая ксенофобия была скрыта под маской движения против нелегальной иммиграции. А то, что это выливается в массовые протиостояния на этнической и религиозной почве – ну это просто совпадение. Реальность такова, что в Техасе загорелась мечеть через несколько часов после указа Трампа – это не совпадение. Это какие-то люди услышали, что наконец  пришел человек, который выражает их исламофобские взгляды.

Как известно 15 из 19 террористов, признанных виновными по делу о нападении на Америку 11 сентября 2001 года, были гражданами Саудовской Аравии. Кроме того, ни политологи, ни журналисты, ни даже высокопоставленные чиновники США нисколько не сомневаются в том, что главные спонсоры международного терроризма базируются в Саудовской Аравии. Тем не менее в список стран, граждан которых касается указ президента Трампа, эта страна не вошла. Означает и это, что экономические интересы Дональд Трамп ставит превыше интересов национальной безопасности? На этот вопрос отвечает известный американский публицист Эдвард Флаттау.

Эдвард ФЛАТТАУ: – Безопасность любой страны включает в себя несколько составляющих. И говорить о преимуществах одной составляющей перед другой – неправильно. Большинство людей, а не только я один, на Ваш вопрос ответили бы одним словом – «нефть». Ведь мы знаем, что цены на нефть на мировом рынке исчисляются в долларах США, а крупнейший поставщик нефти Саудовская Аравия – не только ближайший экономический союзник США, но еще и союзник по борьбе с международным терроризмом. К тому же внутри самого королевства существуют проблемы с радикалами и экстремистами. Отсюда и разница в подходе к взаимоотношениям. 

– Давайте теперь поговорим об Иране. Если не считать захват американского посольства в Тегеране 4 ноября 1979 года, граждане этой страны до сих пор не совершили ни одного нападения и ни одного террористического акта где бы то ни было. Несмотря на это президент Трамп запретил им въезд в Соединённые Штаты. Вы согласны с тем, что это осложнит и без того непростые отношения с Ираном?

Эдвард ФЛАТТАУ: – Я согласен с тем, что это очень чувствительное решение, что оно  может отрицательно сказаться на иранской ядерной проблеме, но я надеюсь что Конгресс, включая даже республиканцев, внесет определенные коррективы в политику, продвигаемую президентом Трампом.

Вряд ли этот указ поможет успешному продвижению переговоров с Ираном. Это сложный процесс, поэтому кабинету Трампа следовало бы вернуться к исходному состоянию. Хотя это очень трудно прогнозировать, потому что Трамп весьма непредсказуем в своих решениях.

Политический эгоцентризм президента Дональда Трампа проявляется не только в его необузданном стремлении самоутвердиться любой ценой, но и в том, что в случае необходимости он с легкостью адаптирует свои предыдущие заявления к новой ситуации, чтобы расположить к себе аудиторию. А каким в конечном счете будет его решение, остается только догадываться.

Иммиграционный указ вызвал не только многотысячные протесты по всей стране, но и активное противостояние федеральных структур. Федеральный судья Сиэтла приостановил действие Указа президента на всей территории страны, а 15 американских штатов назвали указ президента незаконным.

Но ведь все эти политические решения Дональд Трамп анонсировал в своей инаугурационной речи, чем и расположил к себе больщую часть электората и выборщиков. Как же такое противостояние могло случиться?

Эдвард ФЛАТТАУНа данный момент 49 процентов опрошенных американцев  поддерживает указ Трампа. А демонстрации протеста организованы как раз не электоратом Трампа и не его сторонниками, а противниками его политики. Несмотря на это, я надеюсь, что и демонстрации, и контрамеры других структур власти могут оказать влияние на решение Конгресса и в течение нескольких недель политика может измениться. Такое у меня оптимистическое видение этой проблемы.

Тем временем Президент США собирается продолжить иммиграционную реформу.

«Президент Дональд Трамп заявил, что уже на следующей неделе Белый дом выступит с новой инициативой по ужесточению иммиграционного законодательства». (VOA)

 

Муртазали Дугричилов.

© 2015 - 2016 All rights reserved. Users may download and print extracts of content from this website for their own personal and non-commercial use only. Republication or redistribution of Geopolitical Club content is expressly prohibited without the prior written consent. Address:
1© 2005 - 2015 Design and Development by Saratikyan.com Control
2© 2016 - Design and development by www.ConnectTo.com

Leave a Reply