Лезгистан – это реальность?

 

Вначале статья называлась «Станет ли Лезгистан реальностью?», но страна становится реальностью только тогда, когда становится предметом дискуссии, имеющей различные формы, в том числе, и формы национально-освободительной борьбы.Выведенный сначала в заголовок вопрос задал мне наш лезгинский друг, то есть, вопрос поставлен, и нужно попытаться на него ответить. Лезгинский народ, разделенный между двумя тоталитарными режимами, уже поэтому репрессирован. Но это весьма условная формулировка, так как разделен не только лезгинский народ, разделена страна – Лезгистан, за свободу которой происходит политическая борьба. Трудно обнаружить в России еще один народ, оказавшийся в состоянии столь откровенной и жесткой дискриминации, как лезгины, и это стало признаком того, что оба государства заинтересованы в тесном сотрудничестве на предмет подавления лезгинского освободительного движения и полного исключения «Лезгинского вопроса» из лексикона и политической дискуссии.Лезгины имеют полный набор признаков и политико-исторических доказательств относительно того, что ареал их современного расселения – не только некий этнический очаг, но и страна с территориально-политическими этническими контурами на политической карте. Курдский народ, разделенный длительное время между четырьмя государствами, не только нашел практическое признание прав на суверенную государственность, но и вошел в тесные отношения с государствами, которые прежде не могли согласиться на признание его прав. Это произошло потому, что курдский народ умело шел по пути национально-освободительной борьбы и одновременно проводил широкую деятельность на международной арене. И если ранее земли, населенные курдами, не назывались Курдистаном, то теперь это признанный политический топоним. Европа с ее известной и цивилизационно выработанной системой ценностей предстала перед проблемой создания новых суверенных государств, чьи нынешние территории до сих пор пытаются называть регионами. Но эти народы сыграли в истории не меньшую роль, чем более крупные европейские народы, и имеют право на суверенное существование. При этом, референдумами такие вопросы не решаются – если процесс начат, его не остановить, и те, кто в действительности управляет Европой, хорошо понимают это. При этом, стало совершенно ясно, что ряд крупных государств-членов Европейского Союза, конечно, в латентной форме, но поддерживают стремление данных народов к независимости. Это говорит о том, что даже в рамках Европейского Союза имеются столь традиционные противоречия на базе этно-политических проблем. Это весьма деликатная тема, и не хотелось бы обсуждать данные обстоятельства, но вскоре они станут вполне явными. Мы говорим об этом потому, что хотели бы выяснить подлинные ценностные интересы европейцев, и каким образом это связано с геополитическими целями. Нужно четко понимать, что ценности и геополитика – два принципа одной системы, и они не могут быть вполне реализованы друг без друга. В связи с этим, нужно отметить, что та не очень обширная работа, которую провели армянские общественные организации в Европе и отчасти в США, демонстрирует, что Запад в большей степени заинтересован в Лезгинском вопросе не по части проблемы Азербайджана, а по части России. То есть, если предположить развертывание лезгинской темы как элемента геополитики, то ее можно рассматривать через призму нанесения Западом удара по России, ее ослабления в определенном региональном направлении. Конечно, Европа – это только арена для легитимации политических проблем, а результативность региональных проблем зависит от США, которые имеют привычку резервировать проблемы и выжидать, пока они станут актуальными в связи с различными причинами. В регионе Кавказа США имеют достаточный опыт применения такой сценарной тактики, например, Армения, которая более 10 лет после обретения независимости находилась в резерве внешней политики США. В армянских кругах Европы и США очень хорошо информированы или, вернее, понимают, какое место может уделить Евро-Атлантическое сообщество Лезгинскому вопросу. Это может произойти исходя из нынешних представлений американцев и их партнеров в Европе в рамках развертывания проблем Дагестана. Несомненно, это не самое благоприятное обстоятельство для лезгин, но, во всяком случае, лезгины рассматриваются в данной матрице проблем и обстоятельств. Возникает вопрос – будет ли связан «лезгинский сценарий» с нивелированием какой-либо значимости Азербайджана, что может быть обусловлено исчерпанием запасов углеводородов или его транзитной функции в регионе Центральной Азии и Кавказа. Нужно сказать, что данный сценарий довольно сложен, так как Азербайджан связан со многими серьезными проблемами в регионе, интересами Турции, Ирана, России, Израиля и других влиятельных государств. Однако, главным фактором утраты Азербайджаном геостратегической ценности является продолжающееся ухудшение турецко-американских отношений. США нуждаются в более понятных партнерах для решения проблемы сдерживания экспансии Турции, что было вполне доказательно продемонстрировано событиями на Ближнем Востоке. Но речь идет не об Азербайджане, а о России, чьи позиции на Кавказе и в Каспийском море должны быть ощутимо скорректированы. Создается впечатление, что успех этого сценария в наибольшей степени зависит от расчета времени и умения распределять время на те или иные события и процессы. То есть, имеет место игра, и она уже началась. При данных обстоятельствах лезгинский народ может оказаться в большой опасности, причем, угрозы возникнут как со стороны Азербайджана, так и России. США проводят политику двойного сдерживания по отношению к Турции и России как близким по интересам государствам, что предполагает, помимо иных мероприятий, фрагментацию этих стран. В данной ситуации каждый этно-политический фактор может быть рассмотрен весьма подробно, в том числе, в качестве резерва. Когда произойдет развязка? Она уже произошла, так как украинские события катализировали процессы. Но сейчас самое время развертывать интернационализацию Лезгинского вопроса, присутствуя, прежде всего, на европейской и американской политико-правовой арене. В Евро-Атлантической геостратегии Лезгистан может рассматриваться, одновременно, как «замок» и «ворота» в Кавказско-Каспийском регионе. Вместе с тем, весьма перспективным станет деятельность лезгинских организаций в исламской политической среде, причем, как в суннитских, так и в шиитских странах и политико-религиозных структурах. Что для этого нужно, прежде всего? Конечно же, нужны подготовленные политики и общественные деятели. Лезгины подошли к нынешнему периоду как весьма подготовленная нация, чьи лидеры рассматривают политические реалии как пережитые ими и их народов проблемы, если конечно, принять во внимание их численность, нынешнее сложное политико-социальное положение, образовательный уровень. Сторонний взгляд на лезгинскую проблему позволяет уверенно утверждать, что главная проблема лезгин – это организованность и формирование кадров. Пока что кадры этого народа в значительной мере оторваны от нужд и идей лезгинской нации, и молодое поколение получает образование случайно избранным образом, без какого-либо социального заказа. Российские и азербайджанские службы проводят последовательную работу по размежеванию общественных групп лезгин, причем, это происходит при взаимной координации, этого уже не нужно доказывать. Возможно, лезгин ожидают сложные времена, и главное, чтобы лезгинское национально-освободительное движение было бы самостоятельным. Армения – эта страна, где имеется глубокая традиция работы многих людей и организованных групп в интересах России. Зависимость Армении от России приведет ее к политической и военной катастрофе, не говоря уже об экономике. Могут ли лезгины надеяться на освобождение своей страны армянской армией? Если произойдет масштабная война Армении с Азербайджаном, то освобождение Лезгистана неминуемо. Это очень простая и понятная механика. Тем не менее, народу приходят на помощь, только если он сам хочет освобождения и готов к самозащите. Эта модель может стать примером и для лезгин, в чем заключается главная угроза для них. Лезгины весьма ангажированы, что во многом обусловлено той тяжелейшей микро-геополитикой, в которой оказался этот народ. Вместе с тем, уже сейчас можно утверждать, что процесс самоопределения лезгинского народа вышел из-под контроля, и его не остановить. Можно сказать более обосновано: лезгины имели Родину, но не имели страну, потому что подавляющая часть из них не знала, где их страна. Теперь это стало понятно, как и стало понятно другим. Лезгистан – это действительно реальность, потому что он нашел своих противников – Россию и Азербайджан. Лезгистан станет государством, когда в этом будет заинтересовано международное сообщество. Человек не может быть свободным, если его нация не свободна.

Игорь МУРАДЯН, Аналитик

© 2015 - 2016 All rights reserved. Users may download and print extracts of content from this website for their own personal and non-commercial use only. Republication or redistribution of Geopolitical Club content is expressly prohibited without the prior written consent. Address:
1© 2005 - 2015 Design and Development by Saratikyan.com Control
2© 2016 - Design and development by www.ConnectTo.com

Leave a Reply